23:55 

Свидание, фанфик, Руфус/Рено, R, мини.

Naira-Nairavel [DELETED user]
Название:"Свидание"
Автор: Naira-Nairavel
Пейринг: Руфус/Рено.
Категория: слэш
Жанр: юмор/романс
Рейтинг: R
Предупреждения: стёб, АУ, кинки.
Отказ от прав: на персонажей и мир ФФ7 не претендую.
От автора:фик написан на новогодний фест «Под омелой», поэтому про новый год.
Размер: мини (~3600 слов)



- И что же я должен делать?

В голосе Руфуса явно послышались нотки растерянности, и от этого Рено стало еще более не по себе.

- Ну ты же президент! Наверняка ты всегда знаешь, что делать… - турк с надеждой поднял взгляд. – Представь, что это случилось не только со мной, а со всеми, со всей страной!

Руфус сжал губы и уставился куда-то вдаль. Повисшая тишина почти ощутимо дрожала от напряжения. «Не надо было говорить ему про страну», - подумал Рено, он знал, как Шинра парится из-за своей работы, и затрагивать эту тему на свидании было, по меньшей мере, бестактно. Бессмысленно. И глупо, если только не хочешь сразу испортить ему настроение. Впрочем, сегодня все с самого начала пошло наперекосяк. Идиотский день, идиотская ситуация – ничего удивительного, что из уст Рено сегодня вылетает больше идиотских фраз, чем обычно.


А началось все несколько месяцев назад, когда между президентом корпорации и его турком вдруг проскочила искра острого интереса, на миг осветив рутинные рабочие отношения яркой вспышкой симпатии. Они летели в Мидгар, возвращались из очередной рабочей поездки, как вдруг досадная неисправность нарушила их планы. Вынужденная, довольно жесткая посадка, потом почти двое суток они ждали, пока их найдет поисковая группа – с минимальным запасом воды и еды, на выжженных зноем камнях, где ничего не росло, кроме лишайника и странных розовых грибов, светившихся по ночам - Руфус сказал, что они несъедобные. Ни зверей, ни птиц, одним словом - пустыня… Тогда палящее летнее солнце растопило лед в душе Руфуса, испарило дурацкую безалаберность Рено, и они смогли взглянуть друг на друга по-новому. Конечно, президент постоянно ворчал о том, что авантюристов во все времена в конце пути ожидает кара, но Рено пропускал упрёки мимо ушей – главное, что слова эти говорились с улыбкой, как будто с нежностью. А то, что попытка срезать длинный путь домой закончилась провалом, никого особо и не расстроило. Отдохнули от городской суеты – и славненько.

Зато потом Рено познал всю глубину душевных мук, когда потянулись новые рабочие будни, а он уже не мог смотреть на Руфуса по-старому. Редкая улыбка президента казалась ему подарком небес, а его замечания с дикой болью ранили в самое сердце. Умом парень понимал, что Шинра ведет себя как его босс, и это нормально. Да только голос разума оказался столь же бесполезен, как партия оппозиции в парламенте – говорит правильно и по делу, а толку никакого. Рено потерял покой и аппетит, ему даже в сети стало скучно, и в один прекрасный момент Руфус это заметил.

«Тревожный симптом», – сказал он. – «Плохи твои дела, турк. Ты выглядишь так, как будто влюбился».

И, черт возьми, он был прав. Рено только кулаки сжал, Шинра - они такие, любому под кожу залезут, увидят то, что спрятано, достанут то, что нельзя трогать, причинят боль без всякого сожаления. В общем, Руфус сделал то, на что у парня не хватило духу – безошибочно определил проблему, терзавшую турка, но вот дальше интуиция и наблюдательность президента подвели.

- И кто же эта счастливица? Уверен, она тебе не откажет. – почему-то Руфус произнес эти слова с каменным лицом. – Ты хороший парень, Рено, желаю тебе удачи.

Вот так. И больше ни слова. Улыбки исчезли, в голосе холодная рабочая вежливость, даже на задания Шинра стал все чаще брать Руда, а не его. Рено нутром почуял, что его отвергли, и это было так глупо! Руфус ничерта не понял, какая еще, к лешему, избранница?! Он увидел, да только наполовину, а это еще хуже. Рено, конечно, не догадывался, какую боль причиняла боссу влюбленность его подчиненного. Руфус даже смотреть на парня больше не мог – у него портилось настроение, тоска накатывала зеленой парализующей волной, и даже рабочая круговерть не спасала от мыслей о рыжем мальчишке, который сохнет по кому-то там, а он, Руфус, почему-то от этого страдает.


Через пару месяцев эта влюбленность была очевидна для всех в Шинра-Билдинг, кроме самих Руфуса и Рено. Двое страдальцев не замечали ни взглядов, ни вздохов, и продолжали упорно мучиться и считать себя отвергнутыми. Коммандер Ценг был первым, кому надоела эта драма, он воспользовался случаем и, с присущей ему деликатностью, просто сказал боссу: «Рено в вас влюблен, господин президент. У меня все. Разрешите идти?» Руфус не разрешил – он заставил Ценга аргументировать, потом сто раз перебирал каждый довод и пытался его оспорить. Впрочем, коммандер Ценг знал, на что шел, и мужественно вынес допрос, перешедший под конец в подобие утешительно-воспитательной беседы. А на утро Руфус Шинра пришел, увидел и победил. Ни свет, ни заря он ворвался в комнату Рено, и, отбросив прочь тысячу сомнений, разбудил его и поцеловал, решив на всякий случай, если что, применить насилие.


«Да-аа, это было круто… - Рено вздохнул, замечтавшись. – Так все хорошо начиналось. А теперь?»

- Я могу издать указ, чтобы ты снова стал нормальным. – голос Руфуса заставил турка вздрогнуть. – Но поможет ли это?

- Издеваешься? – Рено едва не всхлипнул. Да, он здорово оплошал, пригласив Шинру на свидание не в набившие оскомину рестораны, а домой. Но он так хотел его удивить! Сделать сюрприз – праздничный, по-домашнему уютный и экзотический одновременно. Он едва дождался конца месяца, он даже сам приготовил роскошный ужин, съездил снова в ту пустыню, где они упали, чтобы набрать светящихся грибов – он вычитал в интернете, что они – диковинный деликатес. А еще жареное на углях мясо, десерт из сладких морских водорослей и перцовое вино с Вутайских островов – сочетание нежного сладкого аромата и жгучего вкуса показались Рено интересными… И что?

Удивил.

Черт бы побрал проклятые грибы, неизвестного автора рецепта и весь интернет вообще – мировую помойку, распространяющую зло и дурь отдельных идиотов далеко за пределы звездных систем, в которых они обитают. Сказочки с Терры про волшебные растения, кулинарный сборник «Кухня народов Млечного Пути», справочник растительных объектов Гайи и карта местности - вот те демоны, которые направляли мысли Рено в эти выходные. Даже газетные заметки про отравление светящимися розовыми грибами на планете Глизе не вызвали подозрений: любовь, чувство предвкушения и необузданная радость заковали разум парня в такую броню, что достучаться до него не могло ничто… А теперь сказка про волшебный гриб стала для Рено суровой, жуткой реальностью. Именно сейчас. На свидании с вожделенным Шинрой, на праздничном новогоднем вечере для двоих...


- Слушай, а в твоем рецепте не сказано, как отменить действие ингредиентов? Противоядие не описано? – Руфус испытал укол жалости: Рено понуро сидел на краю стола, прислонившись спиной к сахарнице. Он был размером с небольшую кошку, с куклу, уменьшился внезапно в мгновение ока – едва только откусил кусочек от запеченного розового гриба – и теперь жалобно глядел на Руфуса, как будто тот мог чем-то ему помочь. Разумеется, президент обладал огромной властью, он мог почти всё, что лежало в пределах разумного и реального. Но это… Руфус даже не понимал, с чем имеет дело. Мутация? Магия? Волшебство? Или это просто галлюцинации? Но ведь он пока не съел ничего, кроме мяса, а оно было вполне обычным на вид. Чтобы развеять сомнения, Шинра протянул руку и дотронулся пальцем до груди турка. Рено испуганно пискнул, потерял равновесие, соскользнул с гладкого бока сахарницы и едва не упал на спину, но Руфус молниеносным движением схватил его и поднял над столом, сжимая в руке.

- Ты такой маленький… - вдруг сказал он с подозрительным интересом, – удивительно!

- Пусти-и! – возмущенно воскликнул турк, изо всех сил упираясь руками в пальцы Руфуса и барахтая ногами в воздухе. – Поставь на место!

Шинра опустил его на стол, Рено резко выдохнул и поспешно отбежал подальше, спрятавшись за вазу с фруктами. Чертовы апельсины были огромными, как валуны… Нет, это он, Рено, был теперь размером с гнома. И самое плохое – на лице Руфуса можно было увидеть изумление, растерянность, любопытство и еще какую-то непонятную для окружающих эмоцию, все, что угодно, но только не понимание и готовность помочь.


Часы пробили девять. «Какой ужас!» - подумал Рено и закрыл лицо руками.

- Какой ужас. – задумчиво сказал Шинра. – Как ты будешь ходить на работу в таком виде? Мне тебя что, в кармане носить придется? Надо будет тебя с нового года на другую должность перевести.

Это было последней каплей, это уже слишком! Что делать?! На парня накатила первая волна холодной истерики. Выхода нет, значит жизнь кончена, потому что с таким ростом в реальном мире делать нечего, а у сказок плохой конец – обычное явление. Рено сел на скатерть, стараясь исчезнуть из поля зрения Руфуса, и заплакал. Его авантюра с экзотическими блюдами закончилась трагически. Дикая абсурдная ситуация, которая даже во сне не могла присниться, случилась наяву! Проклятые грибы, долбаный ужин, мать его!

Сотрясаясь от беззвучных рыданий, Рено уже прощался с жизнью и думал, как ему получше наложить на себя руки – пистолет теперь был размером с него, яд не найти – только и остается, что позорно повеситься на шнурке от своих кедов… «Боже мой! Бедный я…»

- Рено…

Руфус встал, обошел стол и с сожалением посмотрел на своего подчиненного. Ему стало жаль мальчишку, который хотел как лучше, а получил … Что он получил, понять было трудно. Сегодня понимание происходящего явно лежало за пределами возможностей Руфуса, но в глубине души теплилась надежда, что это просто галлюцинации, пусть они и были слишком реальны.

- Рено, послушай! Не плачь. У нас ведь свидание, праздник, не надо впадать в отчаяние. Мы что-нибудь придумаем. Обязательно придумаем, надо только успокоиться… Ну-у, хватит, довольно… Знаешь, есть поверье, что в Новогоднюю ночь исполняются желания, случаются чудеса. Загадай желание… Рено?

Руфус помолчал, а потом потянулся к середине стола и тихо спросил:

- Можно, я тебя возьму?

Турк поднял на президента покрасневшие глаза и коротко кивнул. Руфус замешкался, и тогда Рено встал и развел руки в стороны, позволяя боссу обхватить себя поперек живота. Осторожно, стараясь сильно не сдавливать, Шинра поднял мальчишку и притянул к себе. Перехватил второй рукой, а потом, повинуясь порыву нежности, прижал его к своей груди – так, как люди обычно тискают щенков или котят. Рено дрожал в его руках, он казался совсем беззащитным, хрупким, уязвимым, и это так не вязалось с привычным образом рыжеволосого нахального безбашенного турка, что Руфуса проняло. Нетрудно догадаться, в какое отчаянье повергло Рено это превращение – свидание обернулось неприятностью, да еще какой!


Они оба ждали этого ужина, Руфус принял предложение с радостью – вечер обещал быть потрясающим, а ему так хотелось хоть раз оказаться подальше от приторно-услужливых депутатских заигрываний, осточертевших министерских лиц, от слащавой лести и глупых «деловых разговоров», от фальши и этикета. Спокойный ужин на двоих – это то, что надо. Тем более, с Рено, к которому Руфус Шинра неровно дышал, и с которым, чего греха таить, мечтал заняться любовью. Точнее, он был уверен, что в уютной домашней обстановке Рено ему даст, что он прекратит уже строить из себя восторженного романтика и станет самим собой – дерзким, задорным мальчишкой, который бесполезен в рутинных скучных делах, но всегда блистает в экстремальных ситуациях. Пока же Рено самим собой не стал, он присмирел, грустно шмыгал носом и не говорил больше ни слова. Руфус тоже молчал. Он усадил маленького Турка к себе на согнутое предплечье так, что тот спиной прижимался к его груди, и легко поглаживал его кончиками пальцев.

Свечи тихо потрескивали, ароматы еды заполняли комнату, стрелки часов приближались к десяти, в центре стола на большом блюде возвышался тот самый злополучный гриб. Его шляпка мерцала слабым розовым светом – гладкая, блестящая, ровная – только недостающий кусок с правой стороны нарушал симметрию. Время летело, Рено успокоился и молчал, а Руфус думал. Думал, что же им теперь делать, просчитывал и перебирал в голове всевозможные варианты, искал причину, рылся в памяти, силился найти объяснение. Он легонько гладил живот и бедра Рено, даже попытался один раз машинально почесать ему за ухом, но турк с возмущение отверг эту ласку: «Я тебе что – щенок?!»

«Да", подумал Руфус и сказал:

- Нет. Извини, не хотел тебя обидеть.

У Рено затекла поясница, и он принялся вертеться, чтобы поудобнее устроиться на руках Руфуса, внезапно соскользнул и оседлал запястье, вцепившись маленькими пальчиками в кожу, чтобы не упасть. Шинра с любопытством проследил за этими манёврами.

- Рено, только скажи, и я сделаю, как тебе будет удобно.

- Мне удобно будет вернуть свой прежний размер! – огрызнулся Турк.

Руфус улыбнулся и хитро прищурился – похоже, Рено начал приходить в себя. Он уже не выглядел таким перепуганным, как вначале, хотя грусть отчетливо читалась на его лице до сих пор. Турк спрыгнул обратно на стол и стал по нему прохаживаться. Подошел к большому розовому грибу и стал внимательно его осматривать. Тот был похож на табуретку от не в меру креативного дизайнера – плоская мягкая поверхность, одна кривая ножка, но конструкция в целом устойчивая. «Можно отправить на выставку современной мебели» - подумал Рено и пробормотал:

– Если бы я был гусеницей, то мог бы лежать на этой херне как на кушетке…

- Ты, я гляжу, начинаешь осваиваться со своим новым ростом, да? – брякнул Руфус, и Рено обиженно насупился.

- Не смешно. – сказал он.

«Зато правда» - мысленно ответил ему Шинра. У него появилась внезапная догадка, которую стоило проверить. Рено начитался всякой ерунды про люминисцентные поганки (так назывались эти розовые грибы), но поскольку информацию он черпал не из научных книг, не из справочников, а из сборника сказок и дебильной кулинарной книги, значит там может находиться и разгадка. Все равно происходящее слишком похоже на абсурд, чтобы применять к нему научный подход.


Сделав такие выводы, Руфус стал вспоминать все, что слышал и читал о волшебных растениях: легенды сетра, старые терранские сказки, вутайские притчи, эпосы и небылицы разных народов галактики – не так уж много, к сожалению - у президента Шинра не было времени на подобное чтиво. Впрочем, когда Рено сказал «гусеница», Руфус вспомнил одну историю, вполне подходившую под их ситуацию. В той сказке девочка (а может мальчик) разговаривала с гусеницей, и речь шла, насколько Руфус помнил, о противоположных свойствах физически нелокализованных противолежащих частей гриба – то есть, кусать надо было с разных сторон. Возможно, это то, что надо! Шинра не был уверен, но ему почему-то казалось, что он на правильном пути. Сейчас Рено вернет свой прежний рост, и они продолжат. У них же свидание.


Турк нагулялся по столу, вернулся к Руфусу и ловко забрался ему на плечо. Ощущения были странными, Шинра напрягся и замер.

- Да ладно тебе, не бойся.- ехидно брякнул Рено, - я тебе только в ухо загляну, мне всегда было интересно, что там.

Пока президент соображал, Рено сжал пальцами выступающий хрящик ушной раковины и уставился в слуховой проход.

- Ну и ну! Да у тебя тут сера еще с прошлого года скопилась… - сказал он. – Залежи! Можешь продавать.

- Неправда, я вчера вечером уши чистил.

- Да я не вру, ей-богу. Сейчас покажу, если не веришь! – турк только просунул пальцы в отверстие, как Руфус схватил его и стащил с плеча.

- Не лезь туда! – пригрозил он, - а не то я тебя…

- Что? Что - меня?! – вдруг зло и отчаянно крикнул мальчишка. - Что ты мне сделаешь? Тапком стукнешь?

Шинра слишком сильно его сжал, у Рено искры брызнули из глаз. Неуклюжий придурок… Теперь все бока и бёдра в синяках. Больно-то как, ч-черт…

- Что не так-то? Подумаешь, палец в ухо сунул – ну и что?!

- Ничего. Это неприятно. – спокойным тоном ответил Шинра. Ухо у него теперь жутко чесалось.

- Это всего лишь палец! – рявкнул Рено. – Маленький, как крысиная лапка, слышишь, Руфус?!

- Успокойся.

- Нет ты послушай меня! – турк распалялся все больше, он почти кричал и размахивал руками, выплескивая в этой вспышке эмоций все свои досаду, злость, отчаяние, обиду и боль. – Я похож на крысу, понимаешь?! Гребаная маленькая крыса, и все теперь будут говорить: «О, смотрите, Рено похож на крысу!» и даже Ценг будет! Коммандер Ценг не скажет ни слова, но он обязательно подумает «Рено похож на крысу, лол» - и это ужасно! Ужасно… И Елена – все, а Руд… мой верзила Руд просто не поймет юмора, слышишь? Он убьет тебя, Руфус… А я … ик!... я убьюсь сам…

Рено пробрала икота, но он все не унимался:

- Мне такая жизнь не сдала… ик! ... Не сдалась, понимаешь? … ик… Ни черта ты не понимаешь, ты деревянный, стальной, каменный, какой угодно, Шинра… ик! ... но только не живой человек! Ты же не развлекаешься, не слушаешь музыку …ик… не сидишь в чатах, не объедаешься, не трахаешься ик!.. не катаешься на байке по кольцевой магистрали посреди ночи-и-ик! … и не прыгаешь с тарзанки – что ты вообще делаешь, а? Только работаешь, как бездушная машина … ик! … вот и все, что с тебя можно взять! Я … ик…попал в беду, но ведь тебе пофигу, правда? … ик…

- Успокойся, Рено!

- Что успокойся? Я спокоен!… ик!

- Водички попей. Держи. – Руфус протянул турку стакан с минералкой. – Только смотри, не захлебнись.

Рено сердито зыркнул на стакан, а потом с силой толкнул его прочь от себя. От неожиданности Руфус облился, и злость начала закипать в нем. Какого черта? Он придумал, почти придумал – на девяносто процентов уверен – способ помочь Рено, а этот мерзавец теперь обвиняет его во всех грехах, как будто это он, Руфус, насильно заставил его жрать абсолютно несъедобные грибы!

-… я влюбился в тебя, восхищался тобой, хотел тебя… ик… а ты...

- А что я?!– рявкнул Шинра и встал, чтобы прекратить эту внезапную истерику. – Я тебя не принуждал ни к чему! – и тихо и зловеще добавил. - Пока не принуждал.

Что-то не то было в голосе Руфуса, что-то такое, что заставило турка притихнуть, он сделал пару глубоких вдохов, чтобы избавиться от икоты, и выжидающе уставился на Шинру.

- Что значит «пока?» - спросил он, наконец.

- Ты уверен, что хочешь знать?

- Да.

- Хорошо. – Руфус налил в бокал еще вина, сделал глоток и продолжил тихим спокойным голосом. – У нас свидание. А ты - маленький, беззащитный, безоружный и растерянный. Необычный, удивительный, не похожий сам на себя. Не говоря уже про твой… про твой рост.

Турк вскинулся и только открыл, было, рот, чтобы возмутиться, как Руфус сказал:

- Это, знаешь ли, большой соблазн…

- Да ладно? – с издевкой в голосе.

- Раздевайся.

- Что-о?

- Раздевайся, Рено.

- Руфус…

- Я не деревянный, как ты изволил сказать, я живой человек. Ты мне нравишься, я тоже мечтал, сгорал от желания и ждал. А теперь … Твой рост не имеет значения, а твоя беспомощность возбуждает.


Рено не мог поверить своим ушам. Он не сомневался, что Руфус Шинра знает толк в извращениях, но его намерения не укладывались у турка в голове.

- Но…но как?! – наконец выдохнул Рено, когда дар речи к нему вернулся. – Я же… у меня… твой э-э… мне…

- Что ты там себе навоображал? – улыбка тронула уголки губ Руфуса. – Неужели ты всерьез подумал, что я буду … э-э, натягивать тебя, как презерватив? Нет.

- А…

- Просто раздевайся и иди ко мне. Я поглажу тебя, а потом расскажу, как вернуть тебе прежнее состоя…

- Ты что-то придумал?! – перебил его турк.

- Да.

- И оно поможет? Правда?!

- Я почти уверен.

- Руфус!! - Рено просиял, - я знал, что ты умница.

- Ну так что, ты согласен?

- Согласен! Я на все согласен! – радостно воскликнул турк, - но…

- Тогда раздевайся. Живо.

И Рено дрожащими от волнения руками принялся стаскивать с себя одежду.



То, что было дальше, казалось еще более фантастическим и безумным, чем внезапное превращение в коротышку. Руфус ласкал его – пальцами, веточкой укропа, потом заворачивал в лист салата и клал на тарелку, разглядывал, словно оценивая получившееся блюдо, потом снова разворачивал и ласкал. Он макнул Рено в соус, уложил на поднос, посыпал тертыми орешками, пальцами развел ему ноги и принялся слизывать лакомство, а Рено позволял ему все это... Турк чувствовал себя игрушкой, куклой в руках у большого жестокого ребенка, и собственная беспомощность заводила его. Изумление быстро сменилось любопытством, а желание и возбуждение вскоре окончательно свели парня с ума: он, наконец, расслабился, позволил Руфусу делать все, что в голову взбредет, и наслаждался своим новым опытом. Его уже ничего не смущало, он наплевал на все и отдался безумным фантазиям своего босса, своего любовника – да-да, они все-таки позанимались сексом, когда Рено завелся до того, что уже не мог терпеть. Шинра смазал маслом мизинец, взял турка в другую руку и стал осторожно насаживать, на кончик пальца, как мясо на шампур – Рено чуть не отключился от боли поначалу, потом стало легче, и даже приятнее - растянутые ткани источали волны удовольствия, а Руфус осторожно двигал его по пальцу, пожирая пытливым внимательным взглядом, и в глазах его страсть и желание мешались с безжалостным интересом, он словно исследовал предел возможностей Рено, как Ходжо в лабораториях изучал своих беспомощных подопытных жертв.

- О-о-оо, Руфус… а-а-ах! – застонал турк, когда Шинра наклонился к нему и, словно макаронину, втянул в рот миниатюрный член мальчишки. – О боже, Руфус!!

Влажный, шершавый кончик языка, большой, как подушка, тяжело ткнулся в головку, скользнул по стволу, Руфус вдруг ухмыльнулся, оскалился, и, пристально глядя в лицо турку, легонько тронул зубами его член. Мысль, о том, что челюсти Шинры сейчас размером больше головы Рено, и что будет, если они сожмутся на его плоти, впрыснула в кровь парня поистине солджерскую дозу адреналина – последний шаг на пути к мощному оргазму, от которого тело и психику сотрясло судорогой эйфории, лишив сил и способности соображать…


Когда дрожь унялась, а дыхание выровнялось, Рено открыл глаза. Сияющий взгляд Шинры лениво скользил по нему, турк вдруг смутился и прикрылся измятым салатным листом. Руфус довольно хмыкнул и пододвинул к нему тарелку с розовым грибом.

- Теперь кусай с противоположной стороны шляпки, – сказал он, и Рено спросил:

-Это и есть твой метод?

- Да. Так было в сказке, где героиня попала в ту же переделку, что и ты. Ну, давай, не бойся. Терять тебе все равно нечего. Это поможет, я уверен.

Рено встал и медленно подошел к тарелке. Гриб мерцал ровным призрачным светом и выглядел совершенно несъедобным. «Как вообще мне в голову пришло, что это можно есть?» - подумал турк. – «Такая дрянь». Но он откусил, зажмурившись, а потом резко открыл глаза…



- Ура!! Получилось! Получилось, Руфус!

- А то.

- Да-а! Я уж было испугался, что…

Неожиданный стук в дверь оборвал Рено на полуслове, а Руфус нехотя встал и пошел открывать.

- Кого там еще принесло?

Щелкнул замок, через секунду в прихожей раздались голоса Ценга, Руда и Зака, потом шаги, турки и солджеры ввалились в гостиную и застыли, изумленно глядя на Рено. Повисла неловкая пауза, в голове у парня вихрем закружились опасения, что он по-прежнему коротышка, что метод Руфуса не сработал, но нет – он был с вошедшими примерно одного роста. На всякий случай Рено ощупал себя, чтобы еще раз в этом убедиться, и тут до него дошло, что было не так.

- Вашу мать, да я же голый!!

Руфус что-то сказал ему из другого конца комнаты, но его слова потонули в дружном хохоте, от которого, казалось, даже стёкла задрожали. Рено зажмурился от стыда, сжал кулаки, намереваясь пусть их в ход, если эти придурки не перестанут ржать. Постепенно они все-таки успокоились, и Рено открыл глаза. Вокруг было непривычно светло, а Руд склонился над ним и тряс его за плечо:


-...проснись, Рено! Рабочий день окончен, вали домой и спи дальше там. Голый ты наш!



The end









@темы: Шокер(m), Слэш, Руфус/Рено, Руфус Шинра, Рено, Веселое, Fanfiction

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

///Loving TURKS/// Community

главная